Знакомство с современной поэзией

Программа «Современная поэзия и молодежь» | Фонд творческих проектов

знакомство с современной поэзией

Современные толстые журналы, по моим наблюдениям, сейчас очень активно пропагандируют авангардные направления в поэзии, где каждый автор. Рекомендуем начать знакомство с творчеством современных поэтов, публикующихся на сайте с этой подборки стихотворений. В этом смысле отрыв от современной литературы оставляет молодого человека Знакомство с современной поэзией вдвойне, втройне важно для тех.

Стих // знакомство через интернет

Современная поэзия несколько советов современным поэтам Мне предложили написать статью о современной поэзииа я, положа руку на сердце, понятия не имею, о чём писать, ибо не владею предметом, не знаю современной мне поэзии.

Стихотворцев, как оказалось, сотни тысяч, чтобы найти в этом сонме родственную душу, нужно потратить полжизни, читая творения душ больше всё неродственных.

Но это занятие вступает в конкуренцию с другими. Сочинять свою поэзию мне гораздо интереснее, чем искать родственные души в Стихи. Вот если бы кто-нибудь проделал эту работу за меня, я был бы ему признателен. Здесь, впрочем, многое решает авторитет составителя антологии.

Итак, все превратились в писателей и ни у кого нет времени читать друг друга. Свято место пусто не бывает. После того, как русское общество лишилось кастовой аристократии, возникло это самое свято место, и теперь вопрос: На роль претендовала интеллигенция, но знание и элементарная воспитанность, как выяснилось, не пропуск в свято место. Теперь претендует жречество, но у него есть конкурент — это поэтическая братия. Я ничего плохого в этой конкуренции не вижу.

Чтобы стать аристократом духа, нужно быть поэтом не только слова, но и поступка. Можно даже не быть поэтом в традиционном смысле, но поэтом поступка обязан быть любой, претендующий на свято место. Современные поэты должны быть готовы к тому, что их творчество не оценят при жизни, но только после смерти, что они никогда не смогут стать профессиональными литераторами, живущими на литературные гонорары. Довольно и того, что отдалённый потомок откроет их лет через пятьдесят, когда наша литературная эпоха будет изучена специалистами филологами.

Лучше всего сделать себе имя в современной поэзии как бы в довесок к другому жизненному подвигу — стать выдающимся изобретателем, например, или искусствоведом, дегустатором вин, наконец, а самому тайком писать стихи и публиковать их на своей интеренет-площадке без лишней шумихи.

Это был, скорее, режим спорадического контакта. И потому они так же, как и в предыдущем случае, требуют интенсивного чтения: Разница в том, что в рамках рассматриваемого режима чтения, прежде чем войти в репертуар интенсивного — вплоть до заучивания наизусть — перечитывания, поэтические тексты рассматриваются как некое однородное множество, объект отбора.

Инструментом активации такого отбора становятся те пространства, где это множество репрезентировано. То есть делает его собственно читателем. Встреча такого читателя с современной поэзией — неслучайная случайность.

Все нарративы респондентов среднего и старшего поколения разделяют читательскую историю на три части. Напротив, одна из респонденток г.

Журнальный зал

В конце х она — страстная читательница журналов. Другой респондент г. Выстраивание всей цепочки причин и выдвижение гипотезы о доминирующих факторах требует отдельного исследования.

Пока лишь отметим, что, какова бы ни была социальная природа индивидуального интереса к поэзии, именно он, похоже, был триггером работы описанного нами трансляционного механизма.

Об этом свидетельствует третья часть читательской биографии респондентов — история возвращения к поэзии. Старые сетевые связи для респондентов оказываются утрачены. Подруга сказала мне, что у него есть ЖЖ. Я пришла в ЖЖ. И он мне сообщил про вечер поэзии в Политехническом. Читали артисты и читали поэты. Так я познакомилась с Ямаковой и другими. Так начинается новое знакомство респондента с современной поэзией: Один из респондентов так характеризует этот процесс: Только в цифровом формате.

Так оно все и происходило, методом ветвления: Но это позволяет с достаточно большим объемом текста познакомиться. Новый читатель стихов в последнюю очередь имеет дело с книгой. Чаще он напрямую получает стихотворение — в ходе виртуальной а иногда и реальной коммуникации с автором, в потоке иных, непоэтических, бытовых и пр. Он получает возможность непосредственно выражать свое отношение ставить лайки и писать комменты.

Или он может, как одна из респонденток х г. Естественно, статус книги в этой ситуации меняется. Как правило, те, чей интерес к поэзии подхлестывается собственным творчеством. Наше исследование возвращает нас к работе Дюбуа и показывает, что описанная им ситуация имеет место не только на французском рынке поэтической продукции. Она является закономерным следствием трансформаций, происходящих с поэзией в новой для нее среде бытования и приводящих к появлению новых режимов чтения, которые рекомбинируются со старыми сеть в конце концов приводит к журналам и книгам, чтение журналов и книг расширяет репертуар контактов и связей: В читательских историях позднесоветской эпохи, которые нам удалось собрать, была общая черта: Теперь же читатель сам выполняет роль отбирающей инстанции.

Среди пишущих же отчетливо различаются две траектории: В нашей выборке это трое респондентов х г. Истории, рассказанные этими респондентами, выглядят однотипно. Он выделяет человека среди окружающих, и потому им престижно владеть.

знакомство с современной поэзией

В этом смысле показателен пример другой респондентки, г. Там играла моя любимая Ходченкова. И когда я вижу ее, стоящую на берегу и ведущую диалог со своим любимым… У нас с ней очень похожие образы были на тот момент.

То есть тоже какой-то такой девушки, отрешенной, сильной, свободной… И когда я вижу этот образ свободной, успешной молодой журналистки, представленный в поэзии, я думаю: Но этот полный отрыв от канона кажется странным и требует отдельного объяснения. Между тем они имели возможность хотя бы на уроках литературы в школе каким-то образом этот канон воспринять. Вспомним, что и у респонденток из первого кейса отношение к поэзии формировалось не школой: Все, что находится за пределами этого самоотождествления с поэзией как основой социально значимого образа, то есть культура в собственном смысле, по-видимому, просто не воспринимается.

знакомство с современной поэзией

Поэтому она обретает по преимуществу устную форму. Поиск осуществляется в Интернете, как через поисковые системы, так и через социальную сеть ВКонтакте. Довольно быстро респондент находит одну из многочисленных площадок с открытым микрофоном, где каждый желающий может прочитать публике написанное. Причем на этих площадках исполняются не только стихи. На них стихи пересекаются с иными разновидностями творческих активностей. Этим словом респонденты обозначили то, что, собственно, всегда так и называлось — чтение поэтических текстов под музыку.

Причем читаться могут как свои тексты, так и чужие. Даже потом ко мне подошли люди, сказали, не хочешь ли выступить еще там-то и там-то. И так вот пошло. Все вот эти тусовки поэтические, они друг с другом пересекаются.

Как начать разбираться в поэзии? С чего начать?

Все друг друга в принципе знают и таких поэтических групп очень. Университетскими клубами руководят сами студенты. Так образуется среда, которая, в отличие от профессиональной поэтической, является открытой и не иерархизированной. Символической ценностью, распространяемой через сеть персональных связей, становится само участие, а не право признавать и быть признанным: Человек, когда выходит на пробежку, он не хочет выиграть Олимпиаду, он просто бежит.

знакомство с современной поэзией

Может показаться, что при такой доминанте самовыражения внутри этой поэтической культуры речь в принципе не идет о чтении как рецепции того, что написано другими. Но это не. Конечно, взаимная рецепция текстов участников чтений происходит непосредственно на площадках. Запись или текст — это, скорее, возможность сохранить и вновь и вновь воспроизводить соответствующее переживание. Это освоение имеет свои особенности. Они связаны с тем, что в этой культуре существенно иначе работает категория авторства.

Описывался, скорее, эффект, само впечатление: Автор оказывается функцией от впечатления и эмоционального настроя, которые можно выразить с помощью его текста [10]. Либо обозначением образа, с которым можно в данный момент отождествиться. Текст единичен и самодостаточен. Новая поэтическая культура практически не знает пассивной рецепции. Оказалось, что современное чтение стихов осуществляется в нескольких режимах. Автор и читатель связаны цепочкой опосредующих инстанций — проводников, транслирующих смыслы и виды активности от первого к последнему.

Текстовое множество теперь развертывается перед читателем в процессе общения и обмена ссылками. Читатель, таким образом, уже не отбирает из отобранного, его поиск становится еще более свободным и активным. Двигаясь по сети контактов, он ищет новые имена и получает новые тексты непосредственно от авторов, из первых рук. Он может попасть в иное сообщество, гораздо более доступное и, по-видимому, более обширное.

знакомство с современной поэзией

Это поэтическая культура партиципаторного типа, где сам паттерн поэтического и связанные с ним практики существенно трансформируются, начиная с категории авторства и кончая статусом текста. Чтение в рамках этой культуры также меняет свой статус. Оно не отделяется от письма и превращается в переприсвоение, при котором и свой, и чужой тексты становятся экспрессивным инструментом, превращающим индивидуальную эмоцию в коллективно разделяемую. Можно сказать, что оно действует как нейросеть, отбирающая из корпуса канонических текстов те, что будут переработаны им и включены в плей-лист для постоянного прослушивания и сопереживания.

Мы видим, как на наших глазах зарождаются две новые поэтические культуры, каждая со своим режимом чтения. Обоснование и осмысление их новизны возвращает нас к началу текста, к теории поля литературы Пьера Бурдьё. Можно сказать, что они примерно соответствуют двум субполям единого поля. Эта культура, на первый взгляд, находит соответствие в субполе элитарного производства. Однако это кажущееся соответствие. Теперь и массовая поэзия, как раньше элитарная, становится производством для производителей.

Сфера популярного вкуса автономизировалась так же, как раньше сфера элитарного. Публика теперь перестала быть публикой и научилась сама обслуживать свои потребности, не нуждаясь в профессиональном сообществе. Тенденции в чтении россиян в е годы: